в 70е-80е

в 70е-80е

История, как и все другие, абсолютно реальная вплоть до деталей. Все имена, фамилии, а так же место действия изменены до полной неузнаваемости.

87й Год. После института я работаю сменным мастером на шинном заводе. Общий штат в 70е-80е вместе с НИИ, КБ, котельными, ЖЕКами, гаражами, ГО, пожарниками, складами, РМЦ, ДК, поликлинникой и пансионатами — тысяч двадцать пять-тридцать народу, не меньше. И целых два спальных района при нем.

Подготовительный цех. Сердце завода. Высота цеха в 15ти этажный дом. Бельетажем. Половина цеха разделена на 5 этажей (в три малогабаритных каждый), а вторая навроде партера, все 30 метров высотой. По цеху летает сера, сажа, мел, нафталин и прочая галиматья (вулканизаторы, мягчители, наполнители и модификаторы) так, что на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Чтобы что-то услышать, нужно кричать человеку в самое ухо через медный матюгальник. Берлин, апрель 45го.

Японцы приезжали. У них в колландровом цеху чистота-порядок. Все японцы в белых комбинезонах. С линейками в полтора японца. Колландр сам шуршит. Японцы ходят-улыбаются-отклонения-от-стандарта-замеряют. А у нас вася по уши в саже (одни глаза) в кирзовых ботинках и с ломом. К нам японцы попали — у нас в цеху в железной будке под лампочкой 40 ватт, а’ля охранница лодочной станции баба Дуся, на каждую пару строенных вальцев тетка сидит со счетами. Количество замесов считает.

Японцы говорят: у нас, чтобы вот такой агрегат увидеть нужно в музея идти, однако, многа-многа денежка платить. А у вас совершенно бесплатно можно увидеть. Реальный факт. Так и сказали. Кин-дза-дза смотрели? Когда 600 жлобов насосами дерьмо качает. Во. У нас в подготовительном снимали. Ну облагородили, канеша, малеха.. Проветрили.. Пол помыли..

Вальцы — это такие два металлических вала метра три в длину и по полтора в диаметре. Устанавливаются трое подряд. Вращаются навстречу друг другу с разной скоростью. Для разогрева и перемешивания резиновой смеси. Расстояние между валами в спичечный коробок лежа. Человек через такой аппарат проходит со свистом за полторы секунды. Как через отжималку на старых стиральных машинах. И практически без отходов. И сохнет потом внизу на поддоне. Только вот голова.. Зацепиться-то ей не за что. Позвоночник, как мышиный хвостик на тепловозном клапане отскакивает. Скальп, конечно, уходит вместе с туловищем, а черепок так и катается тудым-сюдым вдоль валов и тарахтит. Бедный Ерик, помнишь ли ты, как качал меня на руках?.. (с). И подпрыгивает, будто в прятки играет. Коппола снимает брачные игры пингвинов. Я сам не видел, врать не стану, но видевшие рассказывали, что проходившая мимо учетчица из заводоуправления по слабому нутру даже в обморок грохнулась. Но вот гайка — гайка да! Попадет между вальцами — легкий щелчек.. До Марса, может, и не дойдет так сразу без второй ступени.. Но до Луны дойдет. Хотя если от колонны отрикошетит и пойдет на низкой орбите..

В касках в цеху никто не ходит. Смысла нет. Лишние проблемы. Телегу с невулканизированными протекторами до 5го протектора пробивает. В пятом вязнет, сука. Мощности ей пока не хватает. Момент заканчивается.

На смесителе шутки тоже любят. Там нож гидравлический установлен для резки каучука. По краям две кнопки. Кипу вставил — нужно обеими руками на обе кнопки жать, чтобы нож пошел. Ну чтоб руки под ножом не оказались. Это умные конструкторы специально придумали. Щаззз.. Одна кнопка резиной заклеивается в постоянно нажатом состоянии, а освободившейся таким образом рукой можно кипу под ножом поворачивать для скорости нарезки. Не всегда, правда, успеваешь руку из-под ножа убрать. Не успел — рука в смеситель ушла. Сориентировался вовремя, успел руку подхватить — твоя удача. Беги скорее во двор, если зима, снег в ведро, руку в снег и рысью с ведром в травмпункт. У нас такой случай в соседней смене как раз на зиму пришелся. Успели довезти. Рука лучше новой стала. Ну а если лето.. Можно на крыше засушить. Сувенир будет. На долгую память. В нашей смене только большой палец отрезАло. Палец проебался куда-то, так что пришили с ноги. Ниче так, креативно получилось. Девушкам нравится. Мужчина, даму огоньком не угостите? Да ради Бога. Пиндосским погранцам тоже понравится, когда отпечатки снимать будут.

Вообще несчастные случаи на шинном производстве, и вообще случаи на заводе, отдельная гигантская тема. Акунин в запотевшем пенсне глупо улыбается и нервно раскуривает трубку. Потом пенсне лопается.. так дзззззынннь.. а Акунин продолжает пыхтеть, как будто ничего не произошло.

В одесский порт пришла партия малазийского каучука. Это такие кипы кубические по 110 кг в стеллажах. Разгружают. Поднимает портовый кран стеллаж, и одна кипа с 30ти метровой высоты срывается.. Время остановилось — камера меняет ракурс. Сергей Бубка в замедленном повторе устанавливает свой 85й мировой рекорд подряд. Теперь рапид. Ну народ-то в курсе. Не впервой. Врассыпную. Причем ладно бы она, падла, круглая была. А так ведь не известно, сука, куда отскочит. Теория вероятности ее не берет. Многофакторная система, етыть. И угол падения нужно учитывать, и центр тяжести (а хрен его знает, где он там в ней), и влажность материала, и плотность намотки, и покрытие причала.. В общем, задачка для Дасаева. Только наоборот.

В ответ на американскую ядерную бомбардировку гуманный Советский Союз сбросил на Америку резиновую бомбу. За два дня 2.000.000 жертв, бомба продолжает прыгать.

За что Садома зарезал Гомору? За то, что Гомора рассказал старый анекдот. Просто к месту пришлось. Сам я натуральным каучуком не оперировал (мы ж не Мишлен какой, чтобы правительство на наши дерьмовые покрышки валюту у ангольских товарищей отнимало), но с синтетическим эрэванским и всяким там вьетнамским дело иметь приходилось. Сколопендры и прочая зараза тропическая из него вылезала мало не метровая. Кипу подковырнешь — а оно там сидит. Свернулось калачиком и на тебя смотрит. Девушки поэтому в грузчики и не идут. Сколопендрами вьетнамскими брезгуют. Я в институте на практике в ЦПС (в цехе подготовки сырья) каучук на транспортер в подготовительный грузил. В ночную смену за 3 часа 15 стеллажей по 45 кип по 30 кг каждая выбросишь, заводской прокладки нагреб (чистое х/б, из нее при большевиках джинсы шили), каучук пулеметным гнездом разбросал, и до утра. Главное кипы на транспортер ровно класть, чтобы козел на линии не засел. Козел вообще вещь самая злая. Особенно в ночную смену часов в 5 утра. Народ врубил автомат, и кто где стоял, там и упал. Какая там нахрен технология. Три раза подрезать заправку на первых вальцах, пять раз на вторых.. Щас.. Работает только смесильщик в самом начале цепочки и укладчики в самом конце. Лелик, поливайте.

Резина тонкой полоской, как газовый шарфик шейку Ассоль, элегантно обвивает вокруг вальцев и транзитом из смесителя до укладки ровной лентой без перемешивания. План, в основном, в ночную смену и делался, когда начальства, технологов, ОТК, представителей заказчика и госприемки поменьше. (Стою я на остановке после смены. Рядом грузовик остановился. Водила покрышку пальцем ковыряет, а из нее неперемешанная сажа сыплется. А на боковине гордый знак Днепропетровского шинного. Мужик матерится и кулаком на проходную машет.)

Я сам в ночную смену к комнате мастеров подойду.. Дерг-дерг.. Ага.. закрыто.. Начальник смены, Каленич, опередил. Ладно, сгоняю еще к механикам или на САД, чайку попью. Через полчаса снова прихожу — заходи товарищ мастер, свободно. Дверь на замок, гады нафиг, караси на спинку стула, и на стол, как дон Карлеозо. Только свечки не хватает. Минут через десять слышу: дерг-дерг.. А вот тебе болт 12 дюймов с левой нарезкой, товарищ Каленич! Всем спать.

Вот глядят укладчики, а что-то протектора какие-то легкие пошли.. А потом чего-то совсем пропали.. Ага, сказал я.. Не-ет, Николай Иваныч, это я сказал ага. Ага, сказали мы с Николай Иванычем (с). Наверное, козел. И наверное, между третьими вальцами и шприцмашиной. Резиновая лента с транспортера сошла и пошла на воздух наматываться. Второй этаж. Вентилляционный. Растет козел не очень быстро. Тонна за 3-4 минуты. Но уверенно.

Там на втором этаже между окаменевшим дерьмом и вентилляторами обычно наши вальцовщики за диагональщицами из соседнего цеха ухаживали. В ночную смену их, понятно, особливо на взаимность пробиват. Вентилляторы здоровенные такие. Величиной с грузовую газель. Воздух в цех подавали. Кожухи имели формы угловатой и самой что ни на есть футуристической. Шемякин своими сапогами исполняет танец булочек. Опять же предоставляли полный простор фантазии и комфорт волеизъявления. (Ребята менеджеры, ну не пишите вы сюда свои прЫключения на столах после корпоративных пати. Не смешите народ). На все про все 15 минут обычно хватало. Особенно в конце квартала. План-то горит.

Так вот, однажды какой-то придурок пошутить решил. Как только очередная пара полезла по пожарной лестнице, этот урод влез за ними, дождался момента перехода ухаживаний в собственно процесс, и в самый ответственный момент как ебнет со всей дури лепешкой по вентилляционному кожуху. Ну гумор у него такой гуляйпольский.. У кобеля косточка-то и повернулась. Да еще диагональщица его обхватила так нежно-нежно.. Но крепко. В общем, народные средства, вроде всяких там побрызгиваний тепленьким обратом из вальцев на промежность, не помогли, так что несли их под простыней через весь цех на носилках вместе. Баян? А как бы вы на месте врача разместили пострадавших так, чтобы все три цеха не свистели вслед и не орали потом всю дорогу: баян!. баян!. Он же врачь, а не художник-постановщик.

Так козел. Приходилось в ЦПС за дизельной карой гнать. Это примерно Т80, только на колесах и чуть повыше. В цех они заезжать избегали. Простору им там мало. Им — слышь, ты — им простор подавай. Развернуться им тама негде (с). Девки с диагонально-резательной машины прекращали стрелять глазками, лупили по аварийникам и с визгом взлетали на барабаны с кордом. Только тапки в стороны отстреливали.

Как раз к этим девкам операторы любили посылать с ведром молодых укладчиков: — Слыш, сгоняй к диагональщицам, попроси у них пол-ведра менструации, а то у нас что-то закончилась. Тоже баян? Еще какой! Но ведь работало, да еще и как!

А вот не баян. — О-о, паря, так это у тебя каталикос начинается.. — А это чего такое? — Болезнь такая жуткая. Дышать не сможешь. Ты давай после смены мухой в поликлиннику. Спросишь в регистратуре Маркарьян Тамару Николаевну (соседка по даче; каждые полгода кардиограмму мне снимала). Она по каталикосу первый специалист. Скажешь, от меня. Только название запиши, и как врача зовут..

Т80 придет — козла за рога тросами и со второго этажа (третий малогабаритный, вы помните) на пол. Потом на вилы и в вальцы. Если и Т80 его осилить не может, приходилось оттаскивать в сторону и всю следующую смену (8 часов) резать проволокой на вменяемые части. Главное резать быстро, чтобы не остыл. Остыл — хана. Теперь его мечом не возьмешь (с).

Холодный козел — вещь в себе. Холодные козлы потом месяцами по цеху бродили. Одна смена их другой сбагривала. За воротами прятали. Пока не наставал ремонтный день (третий четверг месяца), когда их с матами-перематами пережовывали наконец на специальных ребристых вальцах. Две конусовидные шестерни метра по два, зубцами входящие одна в другую. Жуткая штука. Наподобие английских танков первой мировой. Один раз увидел — три года спать не сможешь. Такие чужого вместе с ракетой на кубики-рубики разберут и не заметят.

Или свозили втихую под соседний цех. Выходит утром из шиноремонтного мужик до ветру.. Здрасте.. Чужой козел. Без поводка и опозновательных знаков. И старый такой. Каменный. Года два. Весь выпотевшей серой покрылся. Яша, ты чей? Бе-е-е.. Уже ваш.

Так козла стащили, сидим пилим. А тут как раз начальство на работу идет. Начальник цеха по фамилии Безгодков. Помесь цыгана с евреем. Может, там молдаване еще левой пяткой поучаствовали. Метр шестьдесят в холке против двухсот кг живого веса. Голые мышцы. В кепке. Черный носорог — украшение прерии. Особенно после прогулки на склад сажи.

Когда он несколько повышал голос (что из экономии физической энергии делал чрезвычайно редко) его мелодичный баритональный бас сначала едва различимым морским бризом совершенно безболезненно, даже слегка освежая и приободряя, шуршал куда-то вдаль мимо вас, бархатно стелился вдоль пола, доходил до противоположного края цеха (два футбольных поля), поднимался по стенам и только затем по едва начинавшим слабо дребезжать стеклам в окнах вулканизации становилось понятно, что вот сейчас возвращающееся уже откуда-то сверху с 30ти метрового потолка, аккустически стократ усиленное вентилляционными фонарями в крыше, цунами полность накроет вас, поднимет на гребень, перевернет, пропустит через колландр и перемелет в пыль.

Когда Безгодков разговаривал — резиносмесители молчали. Начинал он всегда по-товарищески вкрадчиво и даже участливо: — Что, бляди, опять смена А козла затарила? — Не опять, а еще только.. Да разве это козел? Так, козленок приблудился.. Мы щас все сделаем..

Правда, включался на полную нагрузку всегда рефлекторно, уверенно и практически с места. Хорошо реагировал на кодовые словосочетания: да так, да ничего, да оно само, да мы не знали, мы не хотели, это смена Г нам оставила, это сборка телеги тормозила и т. д. — Я вам, блядь, покажу козленка!!! После смены вчетвером с Самоваром ко мне!!! Вчетвером — это я, бригадир, вальцовщик и оператор. Самовар — укладчик. Фамилие у него такое. Щеки со спины загорали. Никогда на заводе не мылся. Так и уходил. Поэтому говорили: грязный, как Самовар. — После бани?.. — До бани, блядь!!! До!!! Бани!!!

После бани — значит перепихнут по-быстрому минут 15 и только в причинное место. А до бани — не меньше 2-3 часов, на сухую и по нескольку раз всюду. Чтобы цивильное не портить и два раза не мыться. Потом к технологу на полчаса (ну шо, бляди, опять..). Там вазелин тоже не нужен, потому что все уже абсолютно мокрые везде и еще просют.

Сеня Плоткин. Чистокровный еврей в 70м поколении. Внук бердичевского раввина. С выражением вселенской скорби всех иудеев в мудрых глазах. Последние 20 лет бессменный технолог подготовительного цеха (а значит, считай, всего завода). Филиала ада на земле. Из цеха не вылезал. Там и ночевал. Не мог без него. Один из самых великих людей, которых я встречал в жизни. Под конец квартала своим правом на пару дней мог изменить регламент — в результате бешеная экономия по цеху, по заводу, по отрасли, и план на 102.5%. Все с премией, и потому каждый каждому улыбается и на проходной через турникет вперед себя пропускает. Кроме него одного на весь завод ни директор (естественно), ни главный инженер, ни главный конструктор, ни главный технолог, ни все они вместе взятые все равно нихрена в этих регламентах не петрили. А покрышки говно, оно и так, и так говно идут. Это вне всякой зависимости. Даже с сениными изменениями лучше становилось.

Вместо монсантовских модификаторов всякий мусор с цементных карьеров в рецептуру сыпали для уменьшения себестоимости (у меня самого НИРС такой был, я в курсе). Резина благодатнейший материал. Твердость падает — значит пластичность растет. Пластичность падает — значит твердость увеличивается. Дисеры с такой ахинеей в ДеХТИ как пирожки пекутся. Рентабельность сумасшедшая. И в заключение после Сени к инженеру по ТБ (жене моего бригадира) на расслябляющий массаж и спринцевание.

Рассказывали, что в кабинете у Безгодкова в отдельном помещении бильярдный стол стоял. Я сам по малолетству и кумовству (отец — главный механик) чести не удостаивался, но говорили, что номер на бильярде запоминался на всю жизнь.

Отвлекся я по полной программе. Звиняйте.

Но это для общего колориту и проникновения в дальнейший ход событий. Теперь сама история.

***

Девушек в смене не много. Можно даже сказать, вообще ни одной. Кроме эл. карщицы Вали. Эл. карщица Валя не в счет. Гаргантюа на ослике.

Попа у Вали свисала с обоих сторон кары и клинила в воротах. На участке Валя перманентно отсутствует. Кара хронически стоит на подзарядке в аккумуляторном, потому что едет Валя порожняком или со стеллажом металлокорда, разницы большой нет. Лишний пяток тонн для общего веса — в пределах конструктивной погрешности.

80 Мужиков в смене и 35 на моем участке. Все гуляйпольские (Гуляй-поле за заводским забором начинается). Внуки как раз тех самых.. Во-во..

Четыре протекторные линии. Смеситель-вальцы-шприцмашина-формовка-укладка. Плюс Валя отдельной головной болью.

Отец после института начинал в Горьком на почтовом ящике (авиазаводе, теперь автозавод). Тоже мастером участка намотки ремней. Он один и 35 девок. Все не старше 25ти. Так что братьев и сестер у меня в Горьком, видимо, пол-автозавода. После второй смены транспорт уже не ходил, и домой отец топал пешком по маршруту завод-кремль (ул. Минина 3б, кто знает). К 4м утра как раз добирался. И так 12 раз в месяц. В общем, хорошо мы жили при социализме. Весело!

Но и у нас в Днепре девушки в резерве были.

САД. Система автоматического дозирования. Она автоматически дозирует, а девушки за этим процессом автоматически наблюдают. На 3м этаже цеха в отдельном закрытом двумя герметичными дверьми помещении. Как на подводной лодке. Ни пыли тебе, ни шуму. Работает тонкая автоматика. Стены белые, пол белый, потолок белый, абажуры белые, лампы в абажурах белые и девушки в коротких халатах на босое тело (кондиционеров-то не было). Халаты тоже белые. На трех пуговицах (ценители поймут). Медсестры с порносайтов ставят друг-дружке клизмы с морфием.

На стенах календари с футбольной командой Днепр-чемпион (три сезона подряд через Зенит два сезона серебро бронза; мясо, привет) и с котятами. На окнах фикусы. Запах болгарской парфюмерии. Чай с конфетами. Протестанты верят, что если попадут в ад и будут там хорошо себя вести, то однажды смогут перейти в рай. Дети. Я такой переход осуществлял раз по 20 на день в обе стороны.

И была в этом САДу одна девушка. Лена. Таню Догилеву видели? Вот она. Один-в-один. Сестра-близнец. Мама родная не отличит. Кому Догилева не нравится — дальше не читать! Лена-Леночка.. милое имя (с).. Нихрена я тогда не понимал. Сейчас мне кажется, что лучшая девушка в мире. Ну дело-то, известно, молодое..

В общем, не стратили мы. Она, Лена, замужем, кста, была. Муж в соседнем цеху работал. Сборщиком. И вот для еще большего утеснения товарищеских отношений поехали мы с ней до городу Москау к моей тете. Я каждую зиму на каникулы ездил, а теперь первый раз приехал не один. Мужу Ленка врать не стала. Призналась, что в Москву едет. С подружкой.

В общем, по театрам-музеям пошаробенились. В магазины тоже зашли. Лейпциг-шмейпциг, Белград-шмелград, Польская мода. Помимо прочего купил я себе рубашку фланелеву, Югославия, 46й размер, *Зорница*, длинный рукав, синяя клетка, 18 рублей 00 копеек с таксом, м. Октябрьское поле, универмаг на углу. Курчатник-реактор-радиация-рак. Ленка купила своему мужу точно такую же, но размер 52, клетка коричневая. За мыслью следите? Включайтесь уже. Отпуск закончился.

Возвращаемся. Ну завод, естественно, большая деревня. Оказывается все знали еще месяца за два до того, как мы с ней начали встречаться. Мир не без добрых людей, и мой же бригадир Валэра (муж той самой инженера по ТБ) ее сборщику обо всем своевременно и сигнализировал. Не знаю уж, какие у них там разборы полетов были, я не спрашивал, а Ленка не рассказывала (с), но только, видимо, шепнула она ему в минуту страсти: если кто-нибудь.. когда-нибудь.. хотя бы пальцем.. (с). А мальчик там был не слабый. Размер 52, длинный рукав, коричневая клетка. Сборщик грузовых автопокрышек, размер 12.00R24M. Вы видели, какой елдой чугунной они протектора по 160 кг к корду приколачивают? Я видел. У Жоботинского гриф на штанге меньше. Шварценеггер со своими пулеметами бегает за бабочками. Вот как-то после работы он меня и подловил на проходной. Я не один был. С Олежкой. Мастером-механником из нашей же смены. В сторону отозвал, так и так, говорит, когда это у вас началось?

— Да вот, — говорю, — буквально пару дней назад.
— А вы не трахаетесь?.. — подозрительно так и на полтона ниже. И как та чайка Чапаеву в глаза заглядывает.
— Да ты чего! Офонарел?! Нет, конечно! Просто дружим.
— Не обманываешь?
— Вот галерею третьего дня посещали. Выставку оловянных чайников.
— Ну давай, — говорит, — отваливай по хорошему, а то будет по плохому. Понял? — Понял.
— Не дурак?
— Не дурак.
— Ну и ладно.

Оказался дурак. Сам не знал, бля буду. Да и Ленка сильно мандражировала. А вы не знаете, так молчите (с). Со своей карьерой директора завода я через месяц попрощался, пока Безгодков к двери не прибил, в аспирантуру поступил.

Но с Леной нет. Еще пару раз он со мной разговаривал. Не бил. Сцал, поди. Мог удар не рассчитать. Он же привык протектора подбородком прикатывать.

И вот наконец в один прекрасный день звонит он мне домой (где только телефон взял, паразит) и говорит: ну все, достал ты меня до самых тапок. Приезжай на квартал, буду я тебя бить. Только приезжай быстро, а то мне на работу во вторую смену, да и передумать я могу. Делать нечего, нужно ехать. Обед. Транспорт не ходит. Мотанул я в гараж, беру отцовскую машину и по газам. Ехать км. 20. На самом последнем перекрестке, где трамвай на завод поворачивает, останавливаюсь на светофоре. Впереди запор. Рюкзак. Загорается зеленый. Рюкзак резво рвет, практически, как феррари, но тут же бьет по гальмам на трамвайных рельсах (рельсы ему очень высокие, трудно перелезать), и я целую его в зад. Небольно. Мне, ясное дело, хоть бы хны, а их там всех в кашу (с). Шутка.

Отъезжаем. 87й год. Мужик начинает ныть, что я ему весь запасной мотор разбил (не, не феррари — порш), что ему нужно в Крым с семьей ехать (какая семья, он один туда без спиннинга еле зачехляется).. Жора, вы поедете в Крым на вашем жидовском броневике? Не пугайте меня, у меня слабое сердце. В общем, колет меня на 50 целковых. Между прочим, треть моей институтской зарплаты. Я доволен, что отделался легким испугом, лезу в кошелек.. а в кошельке всего четвертак с мелочью. Отдаю мужику четвертак и рысью к ленкиному мужу. Он давно меня заметил, ну дело-то шумное было (с).

Сидит на парапете фонтана перед ДК. Подбегаю и говорю:
— Слушай, я тут мужика помял, дай четвертак, я потом через Ленку передам. Клянусь!

А чего мне было делать? Кто стукался знает, что адреналин-то прет. Руки трусятся. Слова сами идут. К тому же, где мне деньги взять? Он, видимо, адреналин унюхал, но четвертак не дал. Не было у него. Я потом к мужику на следующий день ездил. Мужик еще, видимо, за сутки все поразузнавал и все кипятился, что я дешево отделался. Переживал.

Вот отпустил я мужика до завтрева, и остались мы с ленкиным мужем вдвоем. Я приехал в синей рубашке, 46й размер, длинный рукав, а он сидит в корЫчневой. Так сидим мы с ним на парапете.. Как братья.. Беседуем.. Тыр-пыр-8 дыр.. Уже расставаться собираемся.. Как вдруг он как-то подозрительно смотрит на мою рубкшку.. потом на свою.. опять на мою:

— Слушай, а это она не с тобой еще зимой в Москву ездила?.. Наконец на 4й день Зоркий Сокол увидел, что нет одной стены.

***

З. Ы. Через месяц они оба уволились с завода и уехали к его родителям в Кривой Рог. А еще через 18 лет, вот 15 минут назад, я понял, что Ленка и была совершенно моя женщина.

Август 21, 2016|Категории: Разное, Улыбнись|Нет комментариев

Об авторе:

Оставить комментарий